Воскресенье, 22.10.2017, 18:27
Главная
Регистрация
Вход
Русский Шансон
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [8]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 468
Главная » Статьи » Мои статьи

ЭХ, ГОДЫ МОЛОДЫЕ

Александр Дюмин: "Я почувствовал себя нужным"

Красивый мужчина с длинными черными ресницами, качественным парфюмом и прекрасными манерами. Он талантлив, остроумен проницателен. Александр Дюмин - один из самых востребованных исполнителей шансона на сегодняшний день, однако "звездности" в Саше нет, общаться с ним легко и приятно. Создается впечатление, что разговариваешь не с артистом первой величины, а с хорошим знакомым. Наверное, поэтому у Александра Дюмина так много друзей.

ЭХ, ГОДЫ МОЛОДЫЕ

- Александр, расскажите о своем детстве.

- Счастливое детство. Родился и вырос в шахтерском поселке Донецкой области. Сразу вспоминается серость, шахты, заводы - там жил только рабочий класс и аферисты, которые хотели поджарить этот класс, потому что больше шахтеров никто не получал в Советском Союзе. Папа - шахтер, мама - кондитер. Чуть позже ее приподняли по профсоюзной линии, но так как она не могла красть и улыбаться там, где нужно, ушла с этой должности и в свое время бросила партбилет, разочаровавшись во всем. У меня есть младший брат Сергей. Родители развелись, и мамка тянула нас двоих. Что бы ни поставили на стол, мы никогда не привередничали, кушали все. Чтобы подзабылись все раны, боль, переехали на Север, в город Ноябрьск. Там я закончил восемь классов, вернее, пообещал, что уйду со школы, и за это мне поставили оценки в аттестат, практически без экзаменов.

Потом приехал в Ростов-на-Дону, в Донецк, и засосала меня эта тема. Болотная стихия - настолько родная. Север, он красив по-своему, все эти БАМы, комсомольские движения, но там нет как таковой истории России, все приезжие. И я остался, сказал, что никуда больше не поеду. Маме с братом пришлось вернуться ко мне, потому что ей стали писать, что я прихожу всегда в синяках и шрамах. Вот так прошло мое детство.

- А дальше?

- Закончил ПТУ, по образованию автослесарь. Я очень люблю машину, чувствую ее.

НЕ ЖАЛЕЯ НИ О ЧЕМ

- В армии служили?

- Так получилось, что я пошел в другую "армию"... Но и не жалею особо, потому что нельзя ни о чем жалеть. Все нам дается свыше, видимо, нужно было пройти какой-то душевный геморрой, увидеть жизнь изнутри. Меня часто спрашивают: сидел - не сидел. Знаете, мужичок может просидеть на бревне, охраняя кукурузу полжизни, и он скажет: "Да вот, сидел". А кем он сидел, как он сидел - вот с этого нужно начинать, кем он остался после всего этого. Главное, чтобы он был человеком, а остальное все фигня: генерал, милиционер, слесарь ты или дворник. Вот вышел из подъезда, а навстречу мне таджик с улыбкой, я с ним с удовольствием пообщался, потому что он добрый человек.

- Саша, а когда вы музыкой стали заниматься?

- Музыку любил всю жизнь. С детства слушал много песен Высоцкого и наших старых добрых самородков. Самое интересное, если в доме было тихо, не мог спать. Нужно было, чтобы мамка стирала на старой машине, чтоб музыка орала, тогда мне было спокойно. Ну а профессионально музыкой начал заниматься уже в Москве.

МОСКВА

- Как вы попали в Москву?

- Так сложились обстоятельства, видимо, я просто захотел попасть. Были проекты определенные, которые рождались в самом обычном Дворце культуры под водочку, селедочку, колбаску с огурчиком, соло, бас-гитару, состояние души - все это записывали на ленту. Многие из первых записей, конечно, никуда не вышли, они лежат в домашней фонотеке.

- Когда была написана первая песня?

- Сложно сейчас вспомнить, лет в 16-17. Но не могу назвать это песней, скорее всего это была любовь, душевный подъем, вот и нарисовал какие-то слова, попытался их срифмовать, сказать что-то. Дальше - больше.

Очень многие исполнители прошли школу кабака. Я никогда в жизни не работал в подобных заведениях. Не каждому это дано, сколько нервов тратится. Я б не выдержал, взял бы эту стойку и... нарушил бы закон.

- Александр, есть у вас любимый альбом?

- Каждый проект - как ребенок. Я часто использую и народные песни неизвестных авторов, которые перепеваются из поколения: в поколение. У меня один альбом не похож на другой, стараюсь не повторяться, хотя и остаюсь в теме, самим собой. Но каждый я рисую как новую картину: это новое состояние души, новый трепет, новые познания, новая любовь.

- А ваши песни имеют в своей основе реальные истории?

- На 90% все песни соответствуют действительности. Не всегда можно называть вещи своими именами, называть напрямую тех людей, с которыми связана история. Конечно, все по жизни.

УЛЫБАЯСЬ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ

- Как приходит вдохновение?

- Сложно сказать. Ну вот, например, песня "Стужа-зима", которая вошла в новый проект. Все очень банально и просто. Еду к маме домой, мелькают поля... Я стою в тамбуре и курю, и тут приходит тема:
Закружилась сука-вьюга, закружила,
Все бараки злая пыль запорошила.
Лишь в предзоннике на воле пес рыдает,
Завывает сука-вьюга, завывает.

Я очень давно заболел Дальним Востоком, Сибирью, Севером и горным Алтаем. Вот еду к мамке, завтра меня ждут пирожки с капустой, а душой я далеко. Такая вот ирония. Такова жизнь: где-то улыбаюсь, а плакать хочется, но слезы наши никому не нужны. Мы должны быть сильными.

- Вы помните тот день, когда почувствовали себя популярным?

- Нет у меня такого ощущения. Я почувствовал себя нужным, а популярность, известность - это все относительно. Я не считаю себя звездой. Есть хлеб, человеческие понятия, отношения. Нас мамка родила, все мы под Богом ходим. Сегодня - хорошо, завтра - день нелетный, я всегда должен быть готов к этому. Порой смотришь на раскайфованность людей. Сегодня у него удача, коттеджи, машины, Кипры, а завтра "пых", и этого ничего не будет. На земле стабильности нет. Я счастлив тем, что у меня очень много родных и близких, друзей по всей России.

Я ДЕЛАЮ ТАК, КАК СЧИТАЮ НУЖНЫМ

- Ни для кого не секрет, что вы активно занимаетесь благотворительностью...

- Очень часто бываю в детских домах, в местах не столь отдаленных.

- А как вас встречают на зонах?

- Как родного, я думаю, не как артиста. И этот факт меня радует. Для меня сама цель - зайти, пообщаться. Песня, конечно, это здорово, но общение и с заключенными, и с офицерским составом - важнее. И мне не безразлично, кто сейчас в изоляторе, какая каша, есть ли в ней хоть какой-то процент масла, состояние заключенных. Ведь завтра человек выйдет за забор, и мне не все равно, с каким настроением он выйдет: пойдет грабить или, наконец, задумается о перспективах, как жить дальше. Вот об этом я и думаю, пусть это смешно для кого-то, кто-то скажет: "У нас своего геморроя хватает в жизни". Ну вот, пусть я буду таким больным, но сделаю так, как считаю нужным. Вообще я очень люблю людей. Стараюсь по возможности давать больше, чем получать, и никогда не жалею об этом, я кайфую от этого. Надо быть добрее, нужно уметь почаще прощать.

ОСТАВАЯСЬ САМИМ СОБОЙ

- Как складываются ваши взаимоотношения с поклонниками?

- Радует тот факт, что в нашем жанре среди поклонников нет озабоченных, нет маньяков и всегда можно пообщаться с людьми на любую тему.

- Саша, как родился ваш сценический образ?

- В глубине души, конечно, я романтик, но это в глубине души. В жизни я совсем другой. На сцене я такой, какой я есть, ничего не хочу скрывать. Я не показываю образ, потому что это были бы просто понты. Потому что если зритель на сцене видит одно, а за кулисами совсем другое - он разочаровывается. Вот это самое страшное. В моих правилах - никогда не отталкивай человека, даже если он и хамит.

- Саша, о чем вы мечтаете?

- Чтобы родные и близкие были здоровы счастливы, любимы. Мир был в каждом доме, старики наши не болели, дети радовали. Чтобы мы просыпались утром и радовались жизни, и все были счастливы.

- Что для вас счастье?

- Это состояние души, прежде всего. Порой я могу сидеть один, пить чай и в эту минуту быть счастливым оттого, что я один. Мне никто не мешает, не жует свои проблемы. Счастье - это когда у близких что-то получается. Когда сердце колотится, и ты понимаешь, что еще не стар. Сама жизнь - это уже счастье.

- Как близкие относятся к вашем творчеству?

- С терпением. У них выбора нет.

- Дети у вас есть?

- Да, дочь Мария. Она, конечно, слушает немного другую музыку, как и положено пятикласснице, но периодически корректирует: "Пап, хорошая песня, но лучше было бы, если бы ты написал вместо "сук" - "закрутили, гады, руки". Я говорю "Хорошо, доченька, прислушаюсь". "А вот здесь бы немножко кислоты пустить". Я смеюсь: "Ну, доченька, это уже никуда не годится, прости".

- Каким поступком вы гордитесь больше всего?

- Я выпустил на свет ребенка. У меня ест очень красивая дочь, которую я люблю и обожаю. Впереди - дерево и еще пара парней, которые, если понадобится, пойдут защищать Отчизну. А все остальное - не мне судить. Народ скажет, где Дюмин ошибся, где нет.

Яна Счастливцева,
«ВНЕ закона», № 11 (421) 13 марта 2006


 

Категория: Мои статьи | Добавил: shanson-dymin (18.09.2008)
Просмотров: 620 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

| Copyright MyCorp © 2017 | |